Хроника полета

Подготовка к запуску первой ОПС «Алмаз» (№101-1) на технической позиции (ТП) космодрома Байконур началась в январе 1973 г. и продолжалась 3 месяца. Зима в Тюратаме выдалась суровая, с метелями и сильными морозами. Однажды из-за кратковременного (порядка 1.5 часов) останова местной ТЭЦ жилой массив и ТП на несколько дней остались без тепла. Работы на замерзшей «техничке» не прекращались. В конце марта ОПС была доставлена на стартовую позицию вместе с ракетой-носителем и подготовлена к пуску.

Программа полета ОПС предусматривала старт экипажа на космическом корабле «Союз» на 10-е сутки (143-й виток) полета станции и стыковку на следующий день (160-й виток ОПС).

Для формирования рабочей орбиты и выхода в расчетную точку встречи ОПС по командам с Земли должна производить пятикратную коррекцию орбиты (на 3-м, 18-м, 81-м, 115-ми 130-м витках).

Перед самым запуском станции из ЦКБЭМ было получено известие, что старт КК «Союз» с экипажем откладывается на неопределенное время якобы «по техническим причинам». «Протон» уже был заправлен топливом - и отменить старт ОПС было невозможно. Пришлось в срочном порядке переработать программу, увеличив время автономного полета станции до прибытия экипажа.

Старт состоялся 3 апреля 1973 г. в 12:00 московского времени. Станция вышла на расчетную орбиту, и ТАСС передал официальное сообщение о запуске орбитальной научной станции «Салют-2». Работники ЦКБМ роптали по поводу названия - у них ОПС по-прежнему фигурировала под именем «Алмаз». Характерный момент: «навязанное» сверху название «Салют-2» они написали на проставке, соединяющей орбитальный блок с последней ступенью РН. После выхода на орбиту станция отделилась от проставки и ушла в свободное плавание без «чужого» и, как считали многие сотрудники КБ Челомея, «несчастливого» названия. Ведь полет первого «Салюта», сделанного на базе проекта «Алмаз», закончился гибелью экипажа...

В соответствии с программой полета были задействованы все системы ОПС, раскрыты солнечные батареи, станцию сориентировали на орбите. В отсеках поддерживался нормальный тепло-влажностный режим атмосферы. Радиоуправление, телеметрия обеспечивали постоянный контроль. 4 и 8 апреля были проведены коррекции, и «Салют-2» поднялся с орбиты выведения 215x260 км на рабочую 261x296 км.

14 апреля станция ушла на «глухие» витки, не контролируемые советскими средствами управления, в исправном состоянии. Однако в сеансе связи в ночь на 15 апреля был зафиксирован отказ основной системы телеметрии. «Малая» же телеметрия показала падение давления в гермоотсеке «Салюта-2». В интервале между 177-м (14 апреля) и 193-м витком (15 апреля) было отмечено «изменение параметров орбиты, объясняемое действием внешних сил».

Государственная комиссия по летно-конструкторским испытаниям под председательством первого заместителя главкома РВСН генерал-полковника М.Г.Григорьева пришла к выводу, что «наиболее вероятной причиной аварии явился производственный дефект в двигательной установке ОПС». Однако у разработчиков станции остались сомнения в истинности этой причины аварии, поэтому ее поиск был продолжен...

30 апреля американский журнал Aviation Week & Space Technology сообщил, что 14 апреля «Салют-2» испытал «катастрофическое разрушение». От станции отделилось «от 15 до 25 фрагментов, многие из которых уже сошли с орбиты».

Заместитель главного конструктора ЦКБЭМ К.Д.Бушуев, участник состоявшегося в США в июне-августе 1973 г. симпозиума и технический директор программы «Союз-Аполлон», привез в СССР выдержки из каталогов №4 и №5 Центра космических полетов имени Год-дарда с основными параметрами орбит 3-й ступени и еще 24 объектов, запущенных вместе с объектом 1973-017А («Салют-2»). Оказалось, что 17 объектов из 24 прекратили свой полет еще до получения информации об аварии 15 апреля. Следует отметить, что могли существовать и более мелкие фрагменты, не обнаруженные наземными средствами.

В отчете ЦКБМ указывалось, что на близкие с ОПС орбиты были выведены третья ступень и проставка, соединяющая ее со станцией. Могли ли эти объекты быть источниками «возмущений»? Отделение проставки от ОПС произошло на 774.5 сек после старта с относительной скоростью 3.64 м/с и фиксировалось бортовой телекамерой станции. Проставка не могла являться источником посторонних тел, так как после отделения ее дробление исключено.

Сама ОПС до 15 апреля также не могла стать источником «посторонних» тел, так как имеющиеся телеизмерения показывали, что все ее энергоресурсы были в полной сохранности и на неизвестные операции не расходовались.

Отделение станции от третьей ступени было произведено на 584.4 сек. Импульс скорости отделения позволял снизить высоту полета ступени и получить удаление на 110 км от ОПС через один виток. Расчетное время свободного полета ступени по орбите после отделения - 6 суток; по американским данным, она сошла с орбиты 6 апреля. По следующим соображениям ступень могла стать источником возникновения «посторонних» сил:

- на этом объекте оставалось до 290 кг самовоспламеняющегося топлива;

- до входа в плотные слои атмосферы ступень находилась на непрерывно снижающейся орбите, при этом мог произойти взрыв остатков топлива;

- отсутствие телеметрических и тра-екторных измерений ступени после отделения не позволяло подтвердить факт ее безаварийного полета до входа в плотные слои атмосферы.

Поэтому вариант взрыва третьей ступени носителя был взят в качестве основной версии происшествия. Результаты баллистического анализа показали, что параметры орбит 21 объекта не противоречили предположению их образования от взрыва ступени. Аэродинамические расчеты баллистических коэффициентов различных фрагментов, которые могли образоваться при предполагаемом взрыве, также не противоречили значениям этих параметров.

Итак, появление посторонних тел вблизи орбиты «Салюта-2» можно было объяснить взрывом третьей ступени РН в интервале полета между 3 и 4 апреля. На 15 апреля условиям столкновения с ОПС удовлетворяли орбиты пяти объектов. Столкновение с одним из них - или с каким-то из мелких незарегистрированных фрагментов, - очевидно, и стало причиной аварии ОПС.

По результатам анализа были проведены доработки 3-й ступени РН, исключающие повторение подобной ситуации.

Несмотря на преждевременное прекращение активного функционирования ОПС, в результате летных испытаний были уточнены аэродинамические характеристики, подтверждена работоспособность бортовых систем, в т.ч. системы управления в основных режимах полета. Полученные результаты пригодились разработчикам при подготовке последующих ОПС комплекса «Алмаз».

Экипажи продолжили подготовку к полету на ОПС-2 в тех же составах.

Стоит заметить что сама станция сошла с орбиты и сгорела в атмосфере 28 мая 1973 года.