Космические корабли "Mercury"

Mercury MA-8 (Sigma-7, SC16)

Дата запуска - 03.10.1962 (12:15:11 UTC)

Индекс - 1962-052A (1962-βδ1)

Каталог КК США - 00433

Космодром - Cape Canaveral (Центр испытаний ракет ВВС США на мысе Канаверал), Launch Complex 14

Ракета-носитель - Atlas D 113D

Дата посадки - 03.10.1962 (21:28:22 UTC)

Место посадки - Тихий океан (в точке 32°05.5'с.ш., 174°28.5'з.д.)

Длительность полета - 09 час 13 мин 11 сек

Пилот: Уолтер Ширра

Цель полета: Продолжение испытаний систем "Mercury". Проведение научных экспериментов.

Конструкция: На корабле №16 кое-что изменили по сравнению с предыдущим. Чтобы избежать перерасхода топлива на ориентацию, ввели тумблер отключения «мощных» 20-фунтовых двигателей в электродистанционном режиме управления. С ТДУ сняли теплоизоляцию и установили там две 5-метровые антенны КВ-диапазона для улучшения связи. Сняли один из командных приемников-дешифраторов, камеру, снимавшую астронавта в полете, и два светильника. Хотели было снять перископ, но после неудачной посадки Карпентера побоялись.

Хроника полета: Старт «Сигма-7» стал примечателен ядерно-дипломатическим скандалом в советско-американских отношениях.

9 июля США произвели на высоте 399 км над атоллом Джонстон в Тихом океане опытный взрыв термоядерного боеприпаса мощностью 1.4 Мт. Непредвиденным результатом испытания было появление искусственного радиационного пояса высокой интенсивности.

Вскоре после этого, в первых числах августа, американские же специалисты подняли шум: ответный советский космический взрыв, которого они ожидали после Заявления от 22 июля «о вынужденном проведении испытаний новейших образцов советского ядерного оружия», может представлять опасность для полета Уолтера Ширры! Нужно отметить, что космических взрывов такой мощности советская сторона вообще не производила, и, уж коли на то пошло, - у нее было куда больше поводов для беспокойства: ведь оставались считанные дни до парного полета Андрияна Николаева и Павла Поповича.

11 августа, в день старта «Востока-3», заместитель министра иностранных дел СССР Г.М.Пушкин вручил поверенному в делах США в СССР Дж.МакСуини обращение Правительства СССР. В нем американцев призвали «воздержаться от проведения ядерных взрывов, которые могли бы создать угрозу безопасности советского космонавта». В тот же день американский госдепартамент заявил, что США «не намечают никаких действий, которые каким-либо образом помешали бы советскому космонавту».

Тем временем американцы подсчитали, что, хотя новый радиационный пояс достигает наибольшей интенсивности на высоте 650 км и более, за свои шесть витков Уолтер Ширра может получить дозу облучения кожи до 8 рентген; а если бы не две защитные оболочки - скафандр и стены кабины - то эта величина достигла бы 500 рентген! Хотя 8 рентген были в пределах допуска, через три дня после опубликования этого прогноза запуск был отложен до 28 сентября - специалисты надеялись, что к тому моменту уровень радиации будет поменьше.

И все повторилось «с точностью до наоборот»: 2 октября тот же МакСуини вручил члену коллегии МИД СССР М.Н.Смирновскому ноту госдепа, на которую получил ответ: «Советский Союз не предпримет, разумеется, никаких действий, которые могли бы создать препятствия полету американского космонавта».

Забравшись в кабину корабля рано утром 3 октября, Уолтер Ширра обнаружил в «бардачке» сэндвич, а около штурвала - ключ зажигания. Это пошутили члены стартовой команды. Запуск состоялся с 15-минутной задержкой из-за неисправности радиолокатора на Канарских островах. Поднявшись над стартом, носитель вдруг стал разворачиваться по крену, едва не дошел до «аварийного» угла, но затем выровнялся. Маршевый двигатель «Атласа» проработал на 10 сек дольше, чем требовалось, а скорость превысила расчетную на 4.5 м/с и составила 7849 м/с. Как следствие, орбита «Сигмы-7» была выше, чем у двух предыдущих кораблей: 161.0 км в перигее и 283.0 км в апогее.

После отделения и разворота Ширра пронаблюдал за пустым корпусом «Атласа» и заключил, что в принципе сближение с другим объектом на орбите при малой относительной скорости возможно.

Главной задачей пилота в этом полете было растянуть на шесть витков небольшой - всего 27 кг - запас топлива системы ориентации и не попасть в то безвыходное положение, до которого Карпентер дошел всего за три витка. Ширра старался делать все развороты в электродистанционном режиме управления, причем как можно медленнее, и лишь стабилизацию капсулы оставлять автомату. Он называл этот последний режим «обезьяним», потому что только «в автомате» могли летать Сэм или Энос, не способные управлять ориентацией капсулы.

По виду Земли, Луны и светящегося слоя в атмосфере через иллюминатор с нанесенными на нем угловыми отметками Уолли уже к концу первого витка научился определять свою ориентацию по всем трем осям без приборов; он попробовал использовать перископ и еще раз убедился, что тот почти бесполезен днем и не помогает ночью. Более трудной оказалась ночная ориентация по звездной карте на втором витке, и тем не менее астронавт ошибся всего на 4°.

В начале третьего витка, как и было предусмотрено планом полета, Ширра заареттировал гироскопы, отключил питание системы ориентации и радиомаяков и до пятого витка «лег в дрейф».

(«Это был мой первый отдых с декабря месяца», - заметил пилот.) Впрочем, дважды за время 118-минутного дрейфа он вновь подавал питание и ориентировался на случай, если потребуется срочное приземление. Хотя дрейф давал мало возможностей для наблюдения Земли, Ширра все-таки провел фотосъемку Калифорнии, Техаса и Кубы на третьем витке и Южной Америки на пятом.

Он пытался увидеть световые импульсы на полигоне Вумера в Австралии на 1-м витке и мощный непрерывный источник света в Дурбане (ЮАР) на 5-м и 6-м. Увы, опять ничего не получилось - в обоих случаях помешала облачность. Зато оператор плавучего измерительного комплекса в Индийском океане радостно сообщил на борт, что офицеры корабля в течение пяти минут наблюдали полет «Сигмы-7». Судя по тому, что светящаяся точка была «ярче Венеры», на самом деле моряки видели значительно более крупную ступень «Атласа».

Фотосъемка и наблюдение источников света были единственными экспериментами, которые в полете проводил сам Ширра. Еще два имели пассивный характер: две пары датчиков измеряли радиационную обстановку, а на верхней цилиндрической части капсулы были размещены девять испытываемых образцов теплозащитных материалов.

Земля посоветовала Уолтеру попытаться пронаблюдать яркий спутник-баллон «Эхо» на четвертом витке, но астронавт решил не делать этого - он берег топливо. К моменту схода с орбиты в каждом из двух контуров управления оставалось по 78% первоначальной заправки, то есть астронавт использовал всего около 6 кг. Чтобы там ни говорил Карпентер, а Ширра доказал: топливо можно расходовать экономно.

Еще на первом витке, над Занзибаром, Уолтер почувствовал, что в скафандре стало жарко - температура поднялась до +32°С. Как потом оказалось, причиной была высохшая силиконовая смазка. Опасаясь, что при повороте регулятора на несколько делений сразу теплообменник замерзнет, как у Карпентера, астронавт убирал подогрев по полделения за раз, выдерживая по 10 минут, от начальной отметки 4 и до отметки 7.5. (Тем временем в ЦУПе на мысе Канаверал думали, не посадить ли «Сигму-7» после одного витка, но к моменту принятия решения температура перестала расти, и астронавту разрешили продолжить полет.)

Из-за перегрева Ширра захотел пить, но лишь на втором витке, справившись с регулятором температуры и почувствовав себя комфортно, позволил себе это сделать. На третьем витке он поел мясное блюдо с овощами и персики из туб, а также спрессованные в кубики пирожные, фрукты и орехи.

К четвертому витку слева на внутренней поверхности стекла гермошлема осела влага, но астронавт предпочел два часа ворочать головой, выискивая более прозрачное место, нежели поднять стекло и протереть его с риском нарушить с трудом подобранный тепловой режим, - и сделал это лишь перед сходом с орбиты.

Что касается радиации, то на третьем витке капком Слейтон спросил Ширру, что показывает его дозиметр. Оказалось, что стрелка не доходит и до первого деления шкалы. Потом уже медики установили, что Уолли получил меньшую дозу, чем при рентгене грудной клетки.

Когда «Сигма-7» шла на четвертом витке над Калифорнией, маленький кусочек переговоров между Ширрой и Гленном - всего две минуты - был впервые передан в прямом телевизионном и радиоэфире.

Тормозная ДУ сработала нормально через 8 час 52 мин после старта; автомат держал капсулу «мертво». При входе в атмосферу астронавт по просьбе ЦУПа использовал «скоростной» электромеханический режим ориентации -в нем топливо тратилось очень быстро и на стабилизацию за 6.5 мин ушло 50% первоначальной заправки ручного контура. Охнув на мгновенье, когда мимо него пролетели обгоревшие ленты крепления ТДУ, Ширра стал ждать момента ввода вытяжного парашюта.

«Сигма-7» приводнилась в 507 км к северо-востоку от о-ва Мидуэй, с недолетом в 7 км от расчетной точки, но всего в 8 км от авианосца «Кирсардж» с находящимися на нем корреспондентами. На целых 30 секунд капсула ушла под воду (пилот почувствовал себя весьма неуютно), но затем всплыла и выровнялась. Ширра был нечувствителен к морской болезни и попросил поднять его на корабль прямо в капсуле, что и было сделано через 43 мин после посадки. Полет, выполненный «в точности по учебнику», закончился.


Объекты зарегистрированные при запуске 1962-052 (1962-βδ)

Отделение   NORAD  Int.des1   Int.des2       Срок сущес     Наименование объекта

03.10.1962  00433  1962-βδ1   1962-052A      03.10.1962     Mercury MA-8 (Sigma-7, SC16)

03.10.1962  00434  1962-βδ2   1962-052B      04.10.1962     Atlas D (113D)