1966-066

Корабли "Gemini"

GEMINI-10 (SC10) (миссия GT-10)

Дата запуска - 18.07.1966 (22:20:27 UTC)

Индекс - 1966-066A

Каталог КК США - 02349

Ракета-носитель - Titan II GLV GT-10

Космодром - Cape Canaveral, Launch Complex 19

Дата посадки - 21.07.1966 (21:07:05 UTC)

Место посадки - в Атлантическом океане в точке 26°44.7'с.ш., 71º57'з.д.

Длительность полета - 2 сут 22 час 46 мин 39 сек

Экипаж: командир - Джон Янг;
  пилот - Майкл Коллинз

Особенности полета: Стыковка с одной и сближение с другой мишенью. Выходы в открытый космос, перенос аппаратуры с другого объекта. Рекорд высоты полета.

Хроника полета: В 22:20:27 UTC через два часа после старта мишени TDA 1A, стартовал корабль “Джемини-10”. При отделении 1-й ступени в иллюминаторе показалось множество красных и желтых частиц - как оказалось, на ступени взорвался бак. Сразу после отделения Янг добавил двигателями корабля 8.2 м/с - компенсировал ошибку выведения. Корабль вышел на орбиту высотой 159.8x268.7 км.

Встреча с мишенью планировалась на 4-м витке. Преследуя свою мишень, Янг и Коллинз сделали попытку навигационных измерений с помощью бортовых средств - инерциальной навигационной системы и (для контроля) секстантов двух разных фирм. Выяснилось, что измерять в космосе положения звезд с помощью секстанта очень трудно. «Раз ты не можешь видеть звезды, - успокаивал Джон Майкла, - значит, не можешь. Я это тебе еще полгода назад говорил». Результаты, которые получили астронавты, разошлись с вычисленными на Земле. Пришлось использовать расчеты ЦУПа.

Небольшая ошибка при загрузке навигационной программы в компьютер корабля при перехвате обернулась боковым рассогласованием в 0.8 км и большим расходом топлива на две промежуточные коррекции, особенно на торможение вблизи цели в 22:26 UTC. Командир шел «чисто силовым методом» и израсходовал на этапе перехвата 181 кг топлива - втрое больше, чем его предшественники, а всего 265 кг вместо 138 кг по плану. ЦУП: «Дайте нам запас топлива». Янг, мрачно: «По прибору - 36%». -«36%?» Должно было остаться 60%. Земля схватилась за голову - вся баллистическая схема полета летела к черту.

В 23:13 EST Янг состыковал «Джемини» с мишенью №5005. Отход и повторное причаливание отменили, схему сближения со старой ступенью срочно переиграли.

Чтобы добраться до «Аджены» №5003, нужно было оказаться сзади нее. Единственный способ сделать это быстро - получить заметную разницу периодов обращения. Если цель находится на орбите высотой 395x400 км и притом в четверти витка позади, то самое правильное -подняться и пропустить ее вперед. И если результат нужно получить к утру, подняться надо повыше.

В 00:59 EST над Гавайями был включен на разгон главный двигатель ступени «Аджена». Проработав всего 14 сек, он увеличил скорость связки на 128 м/с. Астронавты сидели спиной по направлению полета и в иллюминаторы видели, что творилось позади «Аджены». Вернее, не сидели -висели на привязных ремнях, прижимаемые к ним усилием почти в 1g. Камера, неосмотрительно оставленная в кабине, упала и ударилась о перегородку. «Это было действительно что-то, - поделился своими впечатлениями Янг. - Когда эта крошка работает, не заметить этого невозможно». Когда двигатель умолк, система «Джемини-Аджена» стала взбираться из перигея 295 км в апогей - 766 км.

Эта рекордная орбита уже заходила в нижнюю часть радиационных поясов, причем апогей находился как раз в районе Бразильской магнитной аномалии, где они спускаются ниже всего. На «Джемини-10» специально установили магнитометр и два спектрометра, позволившие определить полученную астронавтами дозу. Она не превысила 0.78 рад и составляла лишь 10% ожидаемой.

Те шесть витков, на которых «Джемини-10» нырял в радиационный пояс, Янгу и Коллинзу отвели для сна. На 12-м обороте 19 июля в 13:40 двигатель «Аджены» включили на торможение (104 м/с) и снизили апогей до 382 км. «Может, это было и одно g, - заметил Янг, - но это самое большое 1g, которое нам встречалось». Наконец, в 15:57 скруглили орбиту (+25 м/с) и оказались в 2250 км позади и на 13 км ниже второй цели.

В 16:44 EST Майкл Коллинз в первый раз вышел в открытый космос.

Справка по ВКД-4 выполненному 19 июля 1966 года

Дата: 19.07.1966

Выходящий космонавт: COLLINS Michael (не полностью) (YOUNG John  находился в разгерметизированном КК Gemini-10)

Продолжительность49 мин - от открытия до закрытия выходного люка (50 мин - от полной разгерметизации до начала наддува)

Шлюз: КК Gemini-10

Скафандр: G4C-36 (G4C-19)

Цель: Фотографирование УФ-излучения звёзд при открытом люке КК. Выход прекращен из-за проблем со скафандром, для того чтобы стекло гермошлема не запотевало, как это было у Сернана на “Джемини-9”, его покрыли изнутри специальным составом, и вот теперь от солнечного тепла он начал испаряться и разъедать глаза.

Описание:

Программа полета предусматривала открытие люка и фотографирование звезд с «порога» кабины. Для Коллинза этот эксперимент должен был стать своего рода психологической подготовкой перед запланированным выходом в открытый космос. Однако при включении двигателя «Аджены» фотокамера, которую неосмотрительно достал из футляра Коллинз, упала на перегородку, и у нее вышло из строя устройство автоматического поддержания двадцатисекундной экспозиции. Тогда астронавты решили, что Янг будет держать камеру, а Коллинз вручную открывать ее затвор и давать нужную выдержку.

Коллинз начал сброс давления в кабине, и в 21:44 UTC когда оно достигло приемлемой величины, астронавты открыли входной люк выпустив в космос остатки воздуха. Перед ними предстало величественное зрелище. Внизу, над юго-восточной частью Земли, сверкали молнии, при свете которых угадывались вода и суша, справа была «Аджена», слева — секция «Джемини-10». Все небо и справа и слева, и сверху и снизу было усыпано звездами.

Майкл Коллинз высунулся: открыл люк, встал, зацепился ногами за пульт и на теневой стороне сделал УФ-камерой 22 снимка участка Млечного пути от беты Южного Креста до гаммы Парусов. Автором этого эксперимента был Карл Хенице, будущий астронавт.

На освещенной стороне Майкл должен был еще провести съемку контрольной цветной таблицы, поверхности Земли и облачности. Однако после выхода из тени Коллинз, почувствовал раздражение глаз. Коллинз рассказал о своих неприятностях Янгу, но тот не придал этому особого значения. «Не смотри на Солнце, Майкл», — посоветовал он. Однако через минуту он с изумлением заметил, что у него тоже на глазах появились слезы. Дело принимало серьезный оборот. Астронавты понимали, что если они ослепнут от слез, то вряд ли смогут закрыть люк и наддуть кабину кислородом — и тогда верная гибель. Но даже если они останутся в живых, кто знает, что ждет их потом. Не ослепнут ли они навсегда?

Решение могло быть лишь одно — немедленно закрыть люк, наддуть кабину и снять скафандры. Только бы с люком ничего не случилось...

К счастью, его удалось закрыть без проблем В 22:33 UTC. Янг наощупь нашел кислородный кран и в 22:34 UTC начал наддув кабины. Кабина стала наполняться живительным кислородом.

Постепенно глаза астронавтов перестали слезиться. Страхи остались позади... Корабль как раз вошел в зону радиовидимости, и Янг передал на Землю информацию о случившемся. Оттуда посыпались десятки уточняющих вопросов, но экипаж не находил на них ответа.

Запланированный выход Коллинза в открытый космос оказался под вопросом. Впрочем, у экипажа наступило время очередного отдыха, а утро вечера, как известно, мудренее.

Это был четвертый выход в мировой космонавтике и третий в американской выполненный из кораблей Gemini.

Вначале астронавты подозревали, что виноват реагент от запотевания стекла (для того чтобы стекло гермошлема не запотевало, как это было у Сернана на «Джемини-9», его покрыли изнутри специальным составом, предполагали что от солнечного тепла он начал испаряться и разъедать глаза), однако позднее выяснилось - это была реакция на запах гидроксида лития.

Еще три маневра были проведены с помощью вспомогательной ДУ «Аджены». 20 июля в 14:00 «Джемини-10» отстыковался от своей мишени, и с расстояния 255 км Янг повел его на встречу с ракетой №5003. От радиолокатора было мало пользы, потому что электричество на борту старой «Аджены» кончилось еще на 10-е сутки полета и ее ответчик не работал. Астронавты использовали лишь визир, инерциальную платформу и компьютер. Через 3 часа, истратив 82 из 103 кг горючего, отведенных на эксперимент, Янг приблизился к ракете Армстронга и остановился в трех метрах от нее. «Аджена» была пуста: топливо израсходовано, газы стравлены. Она не вращалась.

В 18:01 начался второй выход Коллинза.

Справка по ВКД-5 выполненному 20 июля 1966 года

Дата: 20.07.1966

Выходящий космонавт: COLLINS Michael (не полностью) (YOUNG John  находился в разгерметизированном КК Gemini-10)

Продолжительность38 мин - от открытия до закрытия выходного люка (40 мин - от полной разгерметизации до начала наддува)

Шлюз: КК Gemini-10

Скафандр: G4C-36 (G4C-19)

Цель: Взятие образцов с ракеты-мишени Agena-8.

Описание:

Из-за проблем со стеклами скафандра этот выход было решено провести на ночном участке полета. Янг подвел «Джемини» к «Аджене-8» и удерживал его рядом, а Коллинз заканчивал последние приготовления к выходу в открытый космос. В 23:01 UTC он разгерметизировал кабину и открыл люк.

Когда Коллинз вышел из корабля на 15-метровом фале и с реактивным пистолетом HHMU в руках, то, прежде всего, переместился к негерметичному отсеку корабля и снял плату с микрометеоритным детектором (S-12).

Затем он вернулся к кабине, передал через открытый люк эту плату Янгу. Теперь его задачей было прикрепить трубопровод к баку с азотом, служившим рабочим телом для ручного реактивного пистолета HHMU.

Коллинз отчетливо понимал, что дело это рискованное. Янг должен был удерживать «Джемини» на безопасном расстоянии от «Аджены-8» (столкновение двух аппаратов могло привести к труднопредсказуемым последствиям). При этом он должен был включать попеременно шестнадцать двигателей системы ориентации, расположенных на боковой поверхности корабля и сгруппированных в четыре блока. Один из четырех блоков находился поблизости от азотного крана, к которому как раз и направлялся Коллинз. Если Янг случайно включил бы двигатели этого блока, то вырвавшаяся струя горячих газов могла прожечь скафандр Коллинза и тогда гибель его была бы неизбежной.

Коллинз находился на полпути к азотному крану, когда сила инерции бросила его в сторону и он ударився ногами об обшивку «Джемини». Корабль от полученного возмущения начал покачиваться. Янг заволновался и включил двигатель ... как раз тот самый, напротив которого и находился в это время его товарищ.

— Майкл, — обратился он к похолодевшему от ужаса Коллинзу невинным голосом, — те двигатели действительно запускаются?

К счастью, Коллинз был еще на безопасном расстоянии, иначе несогласованность в действиях дорого обошлась бы ему.

Решив проблему с газовым пистолетом, Коллинз «подплыл» к люку корабля. Янг постарался приблизить «Джемини» к «Аджене-8» насколько это было возможно.

— Если я приближусь к ней еще, то я не смогу больше увидеть тебя или ее, — сказал он Коллинзу.

Майкл отметил, что положение аппаратов хорошее и, включив газовый пистолет, за три-четыре секунды достиг «Аджены-8». Встреча с ней принесла неприятность. На ее поверхности не было никаких поручней или выступов, от которых можно было бы оттолкнуться и добраться до платы с микрометеоритным детектором. Коллинз кое-как «пополз» вверх по цилиндрическому корпусу «Аджены», и тут вдруг произошло непредвиденное. Когда он захотел остановиться, то это ему не удалось. Под действием инерции он оторвался от «Аджены» и улетел от нее. Частота пульса сразу же подскочила до 165 ударов в минуту. Его тело беспомощно вращалось, одновременно удаляясь все дальше и дальше от «Аджены». Коллинз вспомнил о пистолете. Но как с его помощью прекратить столь сложное движение? Он решил вернуться к «Джемини».

— Я возвращаюсь в кабину, Джон, так что ты не запускай двигатели, — предупредил он своего товарища.

Включив «пистолета» он вернулся к люку «Джемини». Сделал он это без особых сложностей и, как ему показалось, даже с некоторым изяществом он подлетел к люку и, схватившись руками за его края, полностью остановил свое движение. Немного погодя Коллинз решил повторить попытку и добраться до «Аджены». Теперь уже он имел некоторый опыт передвижения с помощью газового пистолета.

Долетев до ракеты ему удалось зацепится за кабельные жгуты позади стыковочного конуса. Добравищись до платы с микрометеоритным детектором S-10, он снял ее в 23:25 UTC. Эти образцы (и среди них - культуры бактерий и вирусов) находились в полете 4 месяца!

Обратный путь особых трудностей не вызывал. Подтянувшись за фал, он передал «добычу» Янгу.

По программе надо было установить вместо S-10 «свежую» ловушку, но Майкл побоялся порвать скафандр при новом прыжке... и просто выкинул ее.

На испытание «пистолета» рабочего тела уже не хватало. Вмешался ЦУП, сказал, что запас топлива на стабилизацию корабля исчерпан и выход надо заканчивать.

В 23:32 UTC Майкл, путаясь в длинном фале, с трудом влез в кабину -как оказалось, потеряв по дороге камеру Hasselblad.

После возвращения на «Джемини» Коллинз доложил в Центр управления полетом о своих впечатлениях и сообщил, что потерял фотоаппарат, за возвращение которого на Землю была обещана премия 10 тысяч долларов. При этом он отметил, что не смог добраться до обратной стороны «Аджены-8» и по этой причине не снял еще один небольшой прибор. Коллинз предложил вновь слетать за ним, но ему приказали этого не делать и беречь топливо.

Коллинз отсоединил азотную линию, в 23:40 UTC астронавты закрыли люк и в 23:41 UTC наддули кабину кислородом.

Через час, уже 21 июля в 00:52 UTC астронавты опять разгерметизировали кабину и через минуту открыли люк для удаления ненужного оборудования. Астронавты выбросили ненужное: нагрудный ранец, фал и еще 10 предметов. Заодно пропало и нужное: в люк уплыли укладка S-12 и бортжурнал с планом полета. Затем астронавты закрыли люк и в 00:55 минут начали наддув кабины.

Затем Янг ушел от «Аджены» и в 20:59 провел коррекцию для улучшения условий посадки - понизил перигей на 106 км. Приводнение состоялось на следующий день, 21 июля, в 16:07:05 EST (21:07:05 UTC), в 875 км восточнее мыса Кеннеди, вблизи авианосца «Гвадалканал».