1966-020

Корабли "Gemini"
Gemini VIII (SC8)  (миссия GT-8)
Дата запуска - 16.03.1966 (16:41:02 UTC)
Индекс - 1966-020A
Каталог КК США - 02105
Космосдром - Cape Canaveral, Launch Complex 19
Ракета-носитель - Titan II GLV GT-8
Дата посадки - 17.03.1966 (03:22:28 UTC)
Место посадки - в Тихом океане в точке 25°13.8'с.ш., 136°00'в.д.
Длительность полета - 10 час 41 мин 26 сек
Экипаж: командир - Нейл Армстронг;
  пилот - Дэвид Скотт.

Особенности полета: Первая в истории стыковка на орбите. Аварийное прекращение полета.

Хроника полета: В 11:41:02 EST "Джемини-8" стартовала в ту же орбитальную плоскость что и запущенная двумя часами назад ступень-мишень TDA. Yачальная орбита «Джемини-8» имела высоту 159.6x274.5 км.

Как и в полете «Джемини-6» в декабре, Армстронгу и Скотту запланировали сближение и встречу на 4-м обороте. Начальное расстояние было 1960 км. В 13:59, в апогее 2-го оборота, прошло фазирование: перигей был поднят до 248 км, скорость сближения уменьшилась с 6.68 до 4.51° за оборот. Поели. В 14:27 сделали поворот плоскости на 0.05°, в 14:44 - еще одну маленькую коррекцию. В третьем апогее, в 15:29, Армстронг вывел «Джемини-8» на соосную орбиту высотой 270 км. «Аджена» была в 315 км впереди и на 28 км выше. В 16:20 с расстояния 141 км астронавты ее увидели.

«Поймав» цель радиолокатором и переведя ЦВМ в режим встречи, в 16:56 с расстояния 65 км астронавты пошли на перехват. Чем хорош американский метод соосных эллипсов, или коэллиптических орбит: при перехвате надо смотреть на цель, давить на газ - и долетишь. «Разгонный» импульс был 10 м/с, две коррекции по пути по подсказкам ЦВМ, и «тормозной» 12.8 м/с в 17:24. Армстронг медленно подошел к цели на 15 м, «завис» - и «висел» полчаса. Затем командир подвел корабль на метр к стыковочному адаптеру мишени TDA, получил разрешение, и в 18:14:54 EST (23:14:54 UTC) в Хьюстоне услышали: «ЦУП, мы состыкованы». Это была первая стыковка в истории космонавтики!

Задача первого дня была выполнена, а всего предстояло летать трое суток. На завтра был запланирован очень сложный выход Дэвида Скотта на 2 час 51 мин...

Он выходит из кабины на фале длиной 7.6 м, ставит кинокамеру, забирает с адаптера «Джемини-8» блок с эмульсией для регистрации тяжелых ядер. Перебирается на «Аджену», раскрывает створки держателя платы регистрации микрометеоритов S-10. Фиксируется на поверхности корабля (привязав ноги за крюк!) и испытывает электрический универсальный безынерционный инструмент. В тени надевает заплечный ранец с автономным запасом кислорода и 8 кг фреона для реактивного пистолета HHMU и наращивает фал до 30.5 м -электропитание остается бортовое. Выход из тени; начинается самое интересное. Армстронг фиксирует открытый люк, расстыковывает объекты и отходит на 18 м. Скотт, используя реактивное устройство, перелетает на ракету. «Джемини» подходит поближе - имитируется спасение астронавта. Скотт перелетает обратно на корабль и возвращается в кресло. Далее - повтор встречи и дополнительные стыковки, включение вторичной ДУ «Аджены» для коррекции орбиты связки, 10 экспериментов.

Только ничего этого сделать не удалось. Нейл и Дейв успели проверить корабль и занялись ступенью. Система управления «Аджены» не подтвердила готовность принимать команды с компьютера «Джемини» - подозрительно... В 18:32 по командам с «Джемини» двигателями ступени развернули связку на 90° вбок. Хьюстон предупредил: если система ориентации ступени будет «глючить», выключить ее и работать кораблем. Тут связка вдруг повернулась на 30º - если верить приборам, дело-то было в тени. «Нейл, мы накреняемся!» - сказал Скотт. Армстронг остановил движение, но оно тут же возобновилось. Набирая скорость, связка «Аджена-Джемини» начала вращаться вокруг оси и кувыркаться одновременно. Дело было через 27 мин после стыковки, в 18:42. Связи не было.

Скотт отключил систему управления ракеты, хотя на самом деле она не была виновата. Что-то «перемкнуло» в электроцепях корабельной системы маневрирования OAMS, и самопроизвольно включался и выключался двигатель №8. Проработав три минуты, он на четыре затих. В эти минуты пилотам казалось: справились. А потом движок включился опять, и понеслось! Нейл щелкал тумблерами отключения двигателей - нулевой эффект, хотя указатель топлива OAMS уже упал с 51 до 30%. Дейв включал и выключал автопилот ракеты - тоже не было толка.

Армстронг боялся, что сломается стыковочный адаптер. В 18:53 он замедлил «кордебалет» как смог, Дейв нажал «расстыковку», а Нейл тут же выдал импульс носовыми движками - подальше от опасного соседа! И тут командир понял свою ошибку, потому что, избавившись от лишних трех тонн массы, «Джемини» завертелся с бешеной скоростью: кувырок менее чем за секунду!

Оставалось одно: питание двигателей OAMS обесточить, включить двигатели стабилизации RCS, предназначенные для атмосферного участка полета, и вновь стабилизировать КА. В 18:58 состоялся очередной сеанс, и начался он с доклада Скотта: «У нас возникли здесь серьезные проблемы... мы кувыркаемся». К 19:03 Армстронг, многоопытный летчик-испытатель, все же остановил вращение. Из 32.7 кг топлива в одном контуре RCS осталось 1.8 кг, в другом - 6.8 кг.

У ЦУП-Х не было иного выбора, как приказать садиться в запасной район 7-3 на седьмом витке. В 21:57 над Конго Армстронг и Скотт отработали тормозной импульс и, пройдя атмосферу на этих жалких остатках в режиме ручного управления с переменным углом крена, в 22:22:28 EST (03:22:28 UTC) произвели посадку в 800 км восточнее о-ва Окинава и в 2 км от расчетной точки. Через 3 часа подошел эсминец «Леонард Мейсон» - на его борт Нейлу и Дейву пришлось влезать по штормтрапу...